Дуга нестабильности на периферии России

Дуга нестабильности возникла в периферийных регионах России на западе и юго-западе – Белоруссии, Нагорном Карабахе и Киргизии. Эти регионы жизненно важны для национальной безопасности России и могут ослабить ее способность возродиться на мировой арене.

Беларусь де-факто является буферной зоной для России по отношению к Западу. Россия не может позволить втягивать Беларусь в западную орбиту. (Прочтите мою статью Беларусь: Битва за сердце Европы)

Москва утверждает, что располагает доказательствами того, что цветная революция в Минске была организована США, а их союзники в Центральной Европе – Польша, Украина, страны Балтии и Грузия играли определенные роли.

Президент Александр Лукашенко не был надежным союзником, но у Москвы нет другого выбора, кроме как поддержать его, поскольку смена режима может установить еще один недружественный режим на западных границах России.

Москва не может позволить себе мучить Беларусь, находится ли она на «правильной стороне истории», хотя она предпочла бы упорядоченный демократический переход в Беларуси.

В настоящее время в центре внимания России находятся возможности и ресурсы авторитарного режима Лукашенко для отката цветной революции и восстановления конституционного правления.

Скандальное дело Алексея Навального, возникшее в самый полдень белорусских потрясений, остается загадкой. Случайно ли это было? Как оказалось, отношения России с ЕС, в частности с Германией, – резко ухудшился, который стал еще одним сложным шаблоном.

Конфликт в Нагорном Карабахе начался в июле по инициативе Армении. С тех пор это привело к широкомасштабным ответным мерам со стороны Азербайджана, которые приняли форму военного наступления с целью восстановления контроля над своей территорией, которая находилась под армянской оккупацией в течение последних трех десятилетий.

Конфликт имеет серьезные последствия для национальной безопасности России, поскольку Азербайджан граничит с Северным Кавказом, который остается уязвимым для исламистского терроризма.

Неудивительно, что турецко-азербайджанская ось вызывает беспокойство в сознании россиян, учитывая «неоосманскую» идеологию президента Эрдогана и избирательное использование Анкарой радикальных исламистских групп в качестве геополитического инструмента.

Эрдоган полностью поддержал стремление Азербайджана восстановить контроль над провинцией Нагорный Карабах. Это ослабляет способность Москвы влиять на президента Азербайджана Алиева.

С другой стороны, премьер-министр Армении Пашинян – скользкий политик, который пришел к власти на крыльях поддерживаемой США цветной революции в 2018 году, которую, как сообщается, финансировал Джордж Сорос. (Прочтите мои статьи: Цветная революция на Кавказе ставит Россию перед дилеммой, 9 мая 2018 г. и Цветная революция на Кавказе потрясает руководство России, 8 августа 2018 г.)

У Москвы есть договорные обязательства по обеспечению безопасности Армении, но, как это ни парадоксально, Пашинян неуклонно направляет эту страну в западную орбиту и получает поддержку от влиятельной армянской диаспоры в США и Франции.

Точно так же Москва также обязана сдерживать нагорно-карабахский конфликт в рамках Минской группы, сопредседателями которой она является вместе с США и Францией.

Здесь есть противоречие, поскольку Минская группа не сможет ни удовлетворить решимость Азербайджана восстановить контроль над Нагорным Карабахом, ни оказать давление на Армению, чтобы она отказалась от оккупации анклава.

Азербайджан скептически относится к Минской группе и надеется, что Турция поможет выйти из тупика. США и Франция с радостью уступили России прерогативу представлять Минскую группу.

Читайте также: Выборы в Новой Зеландии: Джессика Ардерн готова получить второй срок, скажите опросы общественного мнения

Между тем США и их союзники на Ближнем Востоке – Израиль, ОАЭ, Саудовская Аравия и Египет – будут надеяться, что рано или поздно корабль российско-турецкого согласия ударится об айсберг нагорно-карабахского конфликта и перевернется.

Разрыв сердечной договоренности с Турцией может нарушить стратегию России в региональном масштабе – не только в Сирии, Ливии, Восточном Средиземноморье, но также в Черном море, Украине, Грузии и т. Д. – и может работать только на пользу США. Кроме того, у России процветающее двустороннее экономическое партнерство и деловые связи с Турцией.

Ближневосточные союзники США рассматривают Турцию как реального врага и считают, что разрыв между Анкарой и Москвой позволит им сократить Эрдогана до размеров.

Москва действительно стоит перед дилеммой. Путин много вложил в отношения с Эрдоганом, несмотря на его непостоянный характер.

Россия участвует в отчуждении Эрдогана от западного лагеря и осознает, что любое чрезмерное давление на него может оказаться контрпродуктивным. Германия ждет своего часа, чтобы предложить Турции обновленное партнерство с ЕС.

Путин действует осторожно, изо всех сил стараясь не расколоть российско-турецкое согласие. Со своей стороны, Эрдоган, который в прошлом был мастером балансирования на грани войны, на этой неделе также сделал несколько предложений Путину.

Эрдогана телефонный звонок Путину 14 октября свидетельствовал о его неизменном интересе к сотрудничеству с Россией не только на Кавказе, но и в Сирии, в то время как решение Турции, после долгих проволочек, испытать систему ПРО С-400 российского производства принесло Москве большое послание, подтвердив стратегическое значение, которое Анкара придает союзу с Россией.

Но, сказав это, Турция также будет надеяться, что Россия приспособится к своему присутствию на Кавказе, где османское наследие является неотъемлемым фактом турецкой коллективной памяти. Как растущая региональная держава Турция стремится расширить свое влияние, что вполне естественно.

Турция принадлежит к своему региону и не является вторжением из других регионов, таким как США или Франция. Бесполезно пытаться противостоять Турции в ее естественной среде обитания. Напротив, Россия может видеть преимущество в том, что Турция является конструктивным партнером в более широких интересах региональной стабильности на Кавказе.

По сравнению с Беларусью и Нагорным Карабахом, которые остаются очень сложными проблемами, с цветной революцией в Кыргызстане справились относительно легко – по крайней мере, на данный момент.

Легкость, с которой Москва подавила «цветную революцию», показывает, что Россия по-прежнему остается гарантом безопасности в регионе. Влияние США в Центральной Азии по сравнению с этим меркнет. (См. Мою статью в Asia Times Москва сорвала кыргызскую цветную революцию.)

В конечном итоге напряженность во всех трех горячих точках – Беларуси, Нагорном Карабахе и Киргизии – разыгрывается на фоне глубокого холода и соперничества между Москвой с одной стороны и США, ЕС и НАТО с другой.

НАТО уже окружает Беларусь с флангов и начинает бросать вызов превосходству России на Черном море, используя Грузию в качестве своего плацдарма на Кавказе.

НАТО присутствует в Афганистане уже более 15 лет. Он стремится к влиянию в центральноазиатском регионе в постпереселенческой афганской обстановке.

Ясно, что высокая нестабильность на западной и юго-западной периферии России является проявлением геополитической борьбы между Россией и США. Следовательно, России нужна контрстратегия.

Турция и Иран могут быть и должны быть естественными союзниками России в нарождающемся сценарии региональной и международной безопасности. В конце концов, нет ничего лучше абсолютной безопасности, а концепция «сферы влияния» уже устарела.

Читайте также: Протесты в Таиланде усиливаются, несмотря на объявление правительством чрезвычайного положения

Leave a Comment