Жестокое нападение в Ницце, или почему невозможно выиграть войну против радикального ислама с помощью мультфильмов Мухаммеда

Франция – страна в состоянии войны, говорят СМИ на Сене. С одной стороны, он борется с пандемией covid-19, с другой – борется с исламскими радикалами, возмущенными карикатурами на Мухаммеда, ставшими причиной убийства учителя Самуэля Пати 16 октября в Конфлан-Сент-Онорин под Парижем. И сегодня они стали причиной очередного жестокого нападения в Ницце, в ходе которого погибли три человека, одному из которых чуть не отрубили голову. Карикатуры, которые президент Эммануэль Макрон считал подходящим способом защиты свободы слова и ценностей республики.

Это вызвало резкую реакцию мусульманских стран, особенно Турции. Президент Реджеп Тайип Эрдоган поручил Макрону «пройти психиатрическое обследование». Многие тысячи антифранцузских протестов охватили многие из них, такие как Сирия, Тунис и Бангладеш. Власти Ирана, Иордании, Турции, Пакистана, Ирана, Кувейта, Йемена и Катара также призвали к бойкоту французских товаров. В Катаре их сняли с полок супермаркетов. По данным France24, были взломаны сайты многочисленных французских ассоциаций и небольших мэров. Там был рисунок с Макроном в виде свиньи и надписью: «Победа ислама, смерть Франции». МИД Ирана призвал посла Франции к ковру, а аятолла Али Хаменеи призвал французскую молодежь «дистанцироваться от лидера оскорбившего пророка». Иранская ежедневная газета Vatan Emrooz назвала Макрона «демоном Парижа». Эрдоган пошел еще дальше и обвинил всю Европу в обращении с мусульманами, «как с евреями во время Второй мировой войны». Проправительственные турецкие СМИ пишут о расизме во Франции и даже о фашизме. По данным ежедневной газеты Sabah, французские власти охотятся на мусульман как на ведьм. Вследствие этого посол Франции в Турции был вызван на консультации в Париж. Вкратце: атмосфера стала очень напряженной, и, как следствие, риск нападения на Сену значительно увеличился.

Франция уже однажды это практиковала. В 2015 году исламские террористы напали на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo в ответ на публикацию в журнале карикатур на Мухаммеда из датской ежедневной газеты Jyllands-Posten, сопровождаемых их собственными новыми карикатурами. Погибли 11 человек. Вы можете сказать: это цена защиты свободы слова. Мусульмане не могут шантажировать Францию, заставлять их уважать их религиозную чувствительность. Франция не отказывается от шантажа. Если бы это было правдой. Последние несколько десятилетий политики по отношению к мусульманам во Франции были отмечены подчинением: границы не были защищены от массового притока мигрантов, потому что это противоречило гуманизму, программа воссоединения семей была расширена, исламских радикалов не депортировали, потому что им угрожали пытками в странах их происхождения, а Франция является государством. прав, этому часто препятствовал Европейский суд по правам человека, а также нежелание стран происхождения принимать их обратно (то есть отсутствие соглашений о реадмиссии). Лица с французским гражданством не забирались. А когда радикалов попадали в плен, они отбывали символические приговоры, как и те, кто успел воевать в рядах ИГИЛ в Сирии и сейчас выпускается из тюрем. Все больше и больше мечетей соглашались на строительство, и левые политики братались с имамами и мусульманскими ассоциациями, возникали как грибы и контролировались, среди прочего, «Братьями-мусульманами» в обмен на несколько голосов в урне для голосования. Тот, кто хотел победить на выборах в иммигрантских гетто, должен был брататься, и все это было прикрыто соусом политкорректности. Французская политическая элита пыталась и пытается не сочетать «исламизм», с которым она хочет бороться, с исламом. Так продолжалось годами, и число мусульман во Франции росло. И вместо секуляризации они становились все более религиозными.

Между тем республика шла в обратном направлении. Ценности, которые он предлагает мусульманам, становятся все более прогрессивными. Права ЛГБТ, легализация абортов, гомосексуальные браки. Чем светлее становилась Франция, чем больше она презирала религию и веру (не только мусульманскую), тем больше мусульмане закреплялись в своей идентичности в своих гетто. Враждебное отношение к французскому государству стало там нормой. Культурная идентичность – это не пальто, которое снимают по прибытии в другую страну, а затем надевают в другую. И хотя Макрон и другие сторонники прогресса ассоциируют «дух Чарли» и его презрение к вере с Европой и ее ценностями, исламские радикалы по-прежнему ассоциируют старый континент с христианством. Именно поэтому нападение в Ницце произошло в соборе Парижской Богоматери, а жертвами стали верующие, пришедшие помолиться, и ризничий церкви. Опять же, можно было сказать: а как же свобода слова? Карикатуры на Мухаммеда – плохое оружие в борьбе с исламскими радикалами, потому что они наносят удар по всем мусульманам, которых Франция хочет иметь на своей стороне, по крайней мере, некоторые из которых являются их внутренними врагами. Ислам теперь вторая религия Франции. Оскорбление мусульман не заставит их интегрироваться или сотрудничать с государством, а большинство из них родились здесь. Депортировать их некуда. Это также путь наименьшего сопротивления – легче размахивать карикатурами, чем менять свою политику – от миграции и убежища к социальной. Логика этого совершенно неуловима. Не разрешается слишком громко критиковать ислам или сомневаться в его совместимости с либеральной демократией, и тот, кто это делает, отводится в угол с пометкой «крайне правый» и становится жертвой остракизма. Однако можно и даже нужно издеваться над исламом как верой.

Франция продолжает восхвалять свой секуляризм, в то время как религия продолжает вторгаться в общественную сферу: мусульмане молятся на улицах, парализуя движение, женщины носят паранджи, хотя это запрещено, потому что полиция не осмеливается обеспечить соблюдение запрета. Часть крайне левых, например, «La France Insoumise» Жана-Люка Меланшона, стала защитником исламских фундаменталистов, которых разделяет антисемитизм. Французское государство не способно обеспечить соблюдение закона в иммигрантских гетто, оно сдается арабским бандам, но может наказать мусульман карикатурой на Мухаммеда, хотя это совершенно бессмысленно. Я не поклонник президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, у него есть причины подстрекать мусульман к антифранцузским протестам и в конечном итоге – намеренно или нет – к взрывам. Как и в других арабских странах, эти причины носят преимущественно политический характер. Но Франция должна найти лучшее оружие, чем карикатуры на Мухаммеда, если она хочет выиграть войну против исламских радикалов. Мало издеваться под видом свободы слова.

Leave a Comment