Жизнь после спецоперации: кто будет восстанавливать города Украины

– Как идет налаживание мирной жизни на перешедших под контроль российских войск территориях Украины? Формируются ли там новые органы власти?

– Все идет своим чередом. Созданная по моей инициативе военно-гражданская администрация Запорожской области стала первопроходцем и примером для других территорий – Херсонской, Харьковской, Черниговской, Сумской, Киевской областей. Другие области от нас пока отстают, хотя само Запорожье еще находится под контролем режима Зеленского.

70% территории Запорожской области – под контролем российских войск, но областной центр пока под контролем украинской власти. Военно-гражданская администрация – это институт власти военного времени для взаимодействия с местными элитами и выстраивания отношений с теми людьми, кто хочет быть полезным своим землякам, родным и близким.

– В Херсонской области уже создан «Комитет спасения Херсонщины за Мир и порядок». И один из его членов был вчера убит…

– В Херсоне вчера был расстрелян Павел Слободчиков. Это человек, который занимался организацией мирной жизни и перезапуском системы жизнеобеспечения города.

Мы столкнулись с режимом саботажа со стороны так называемых «местных элит», а по сути – классических украинских чиновников-барыг, которые, видимо, считают, что слово Украина происходит от «украсть».

Недавно мы сталкивались с историей, когда вице-мэр Энергодара Иван Самойдюк при получении гуманитарной помощи по линии Красного креста сразу же попытался определить ее в несколько своих магазинов для продажи. Он был задержан, а мы организовали раздачу продуктов силами Росгвардии.

Самойдюк – уроженец Западной Украины, пришлый персонаж, из тех, кого в большом количестве присылали в города Восточной Украины для усиления западного вектора. Этот процесс происходил с начала 90-х годов и особенно усилился в последние 8 лет.

Любой город, тем более большой – это очень сложный механизм, в котором есть масса вещей, которые мы обычно не замечаем в мирной жизни. Это отопление, горячая и холодная вода в кране, подача электричества, уборка улиц, городской транспорт.

Как только территория уходит из-под Украины, со стороны Зеленского и его подельников пытаются все это нарушить. Или включается режим саботажа через чиновников, которые были интегрированы в вертикаль власти, участвовали в каких-то коррупционных схемах и на каждого из которых есть папка, к тому же замешанных во взаимоотношениях с неонацистскими организациями. Как, например, бывший мэр Мелитополя Иван Федоров, который в течение 8 лет, будучи замгубернатора Запорожской области и мэром Мелитополя, создал устойчивую группу вместе с запрещенным в РФ экстремистским «Правым сектором». Он «подсвечивал» боевикам Правого сектора наиболее успешный бизнес, куда они потом приходили и занимались вымогательством, а потом делились с Федоровым.

– Его действительно обменяли на попавших в плен солдат-срочников?

– Да, его обменяли на 9 наших солдат. Ребята избежали огромной опасности, так как наших военных, попавших в плен, пытают и даже убивают. Достаточно упомянуть признания одного из украинских врачей, который в эфире телеканала, принадлежащего олигарху Ахметову, сообщил, что отдал команду кастрировать пленных ребят, которые попадают в украинские больницы.

На нашей стороне с пленными обращаются прямо противоположным образом: лечат не только военнослужащих ВСУ, но даже представителей нацистских батальонов. Они должны ответить по закону, а не через самосуд и убийства. Вот этим мы от них и отличаемся.

Есть еще одна тема. Тысячи семей на освобожденных территориях сегодня столкнулись с тем, что по команде Зеленского была заблокирована возможность выдачи родителям свидетельств о рождении детей, а также документов о регистрации брака. Можно выдавать только свидетельства о смерти. Это электронная система, и она заблокирована из Киева. Тысячи новорожденных, появившихся на свет за этот месяц, не имеют никаких документов. Их как бы нет.

Ко мне обращаются родители, и я подготовил обращение к президенту РФ с просьбой разработать алгоритм выдачи этим детям российских документов и так их легализовать. То есть у нас происходит то же, что и на Донбассе, только в ускоренном варианте. Там тоже не продлевались паспорта, не выдавались новые. И начали выдаваться сначала местные паспорта, а потом и паспорта РФ. Так что надеюсь, что эти новорожденные дети уже станут маленькими россиянами.

– Как складываются отношения с представителями старой администрации, находите ли с ними общий язык?

– Процесс пошел. Идет общение, идет работа с представителями местных властей и, самое главное, с депутатским корпусом. Депутаты ближе к людям и лучше понимают их чаяния и заботы. В Запорожской области у нас уже в команде есть несколько депутатов местных советов и областного совета – кто открыто, кто негласно. Люди готовы выполнять свои функции и обеспечивать жизнедеятельность населенных пунктов.

Плюс несколько глав Объединенных территориальных громад (ОТГ) начали взаимодействовать с нами. Хотя у этих людей есть очень большой страх, им прекрасно известна судьба двух убитых и как минимум трех задержанных мэров, которые начали взаимодействие с военно-гражданской администрацией в Харьковской и Херсонской областях. Судьба этих людей Зеленского совершенно не волновала, в отличие от судьбы Ивана Федорова. Потому что после задержания Ваня рассказал нам много интересного о тех делах, которые связывали его с Зеленским – включая наркотрафик, который шел через военный аэродром Мелитополя при содействии британских и американских военных.

– Вероятно, на территориях Украины развернется партизанская борьба со стороны сторонников киевского режима. Как с ней можно справиться?

– При жестких действиях никакой партизанской борьбы не будет. Если будет точечная нейтрализация в рамках действующего законодательства всех, кто совершает противоправные действия, то очень быстро все закончится. Яркий пример – это Мелитополь, где после задержания нескольких провокаторов, которые зарабатывали большие деньги на протестных акциях, часть из них сразу сдулась, часть попросилась на свободу со словами «я больше не буду», а часть искренне раскаялась. Потому что они увидели, какую судьбу им готовили.

Деньги на них тратили не просто для того, чтобы они ходили на акции, а чтобы превратить в «жертвенных баранов», когда понадобится, и обвинить нас в их убийствах.

Например, во время одного из шествий сторонников Зеленского в Мелитополе нами была нейтрализована лежанка снайпера, который готовился с чердака одного из домов убить кого-то из участников этого мероприятия. И потом представить это так, что кто-то с российской стороны расстрелял мирных митингующих.

В такой ситуации мозги у людей включаются. Люди, 70-80% населения, уже не хотят быть заложниками 5-7% активных провокаторов. Мы поэтому сейчас объявили набор в Народную милицию, с материальной и продуктовой поддержкой. Люди поняли, что никто, кроме них, не сможет организовать жизнь в своих населенных пунктах.

Большая проблема – это сотни и тысячи боевиков, которые под видом мирного населения пытаются выйти и попасть на территории, контролируемые режимом Зеленского. Их задерживают каждый день. Спасибо России, нам поставили газоанализаторы, которые позволяют путем анализа поверхности кожи определить, было ли у человека в руках оружие. Было уже несколько провокаций, когда боевики захватывали на трассах гражданские автомобили, выкидывали из них людей и на них пытались пробиться на запад. Уже около десятка таких историй пресечено, автомобили возвращены владельцам.

– Понятно, что говорить об этом еще рано, но в будущем разрушенные города придется восстанавливать. Кто и за счет каких средств это будет делать?

– Это большая проблема. Мы видим, что тактика режима Зеленского состоит в том, чтобы как можно больше подставить именно те города, в которых наиболее лояльное к РФ население. И они окажутся в итоге наиболее разрушенными. Мариуполь, Харьков.

Если будет перезапуск даже остатков экономики, то восстановление можно будет проводить местными силами, конечно, при помощи РФ. С другой стороны, я сейчас общаюсь с десятками людей со всего мира – из Голландии, Германии, Италии, Швеции, Швейцарии, США, Канады, даже Монголии, и даже с целым премьер-министром одной из африканских стран. Все эти люди предложили помощь. Поэтому есть надежда и на этих людей, которые готовы и финансово, и организационно, и путем отправки гуманитарных грузов помогать нам. Но понятно, что основной груз восстановления ляжет на местное население и на Россию. Это наше общее дело.

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.