Моя история о COVID: «Мне стало так тяжело дышать, что я не мог ходить»

68-летняя Раджешвари Айер пошла на встречу с друзьями в близлежащий парк, после чего у нее начались симптомы, похожие на COVID. При тестировании она узнала, что положительный результат. Это ее история о том, как она была госпитализирована, но сумела преодолеть трудный период при эмоциональной поддержке своей семьи.

Я Раджешвари Айер, 68 лет, а моему мужу г-ну Нараяну Айеру 76 лет. Мы живем в Гоа последние 38 с лишним лет. Мы строго соблюдали все правила изоляции и все время оставались дома. Нам помогла доставка на дом необходимых услуг.

Гоа, как и вся страна, к сентябрю 2020 года смирились с COVID и новой нормой. 7 октября 2020 года вечером я с друзьями отправился в парк. Раньше тоже встречались несколько раз, но соблюдали все нормы; Все мы были в масках, сохранялось надлежащее социальное дистанцирование, но 7 октября, когда я возвращался домой из парка, у меня заболела голова.

Я не мог понять, почему у меня внезапно заболела голова. Сделала чашку горячего кофе и устроилась на стуле на балконе, потягивая ее. В этот момент моя сестра позвонила из Хайдарабада – обычный случайный звонок, чтобы узнать, как мы. Она сразу спросила меня, в порядке ли я, я был удивлен. Она сказала мне, что мой голос дрожал, как будто у меня учащенное сердцебиение. Я сказал, ничего, просто у меня сильно болит голова.

Я рассказала мужу о головной боли, закончила ужинать, рано легла спать и заснула. Но после полуночи я не мог заснуть, у меня усилилась головная боль, я почувствовал жар. Я не хотела беспокоить мужа, поэтому вышла из комнаты, было 2 часа ночи, я дрожала, проверила температуру, она была 101. Это была другая головная боль, по лбу, даже нос задыхался. Я проглотила таблетку от боли Crocin и попыталась снова заснуть в соседней комнате, но тщетно. Я был напуган. Я как-то дождался 5:30 утра и позвонил своим сыновьям в Калифорнию. Они попросили меня успокоиться и сказали, что это может быть просто холод и лихорадка.

К 7 утра у меня поднялась температура до 102 градусов. Муж вызвал нашего семейного врача. Он посоветовал пройти тест на COVID, и вскоре у меня был положительный результат на COVID, и я был дома на карантине с лекарствами. Мои сыновья и их семьи участвовали в видеозвонках, чтобы мотивировать меня. Головная боль и лихорадка не давали покоя. Другие члены семьи и мои друзья поддерживали связь с моим мужем. КТ показала, что мои легкие были поражены.

Это было вечером 11 октября, около 11 часов вечера, я разговаривал по видеосвязи с младшим сыном и не мог разговаривать. Он заметил, что у меня перехватило дыхание, но я подумал, что это из-за заложенности носа. Я хотела сходить к умывальнику, чтобы прочистить нос, но не могла ходить и начала кашлять. Сын попросил меня сесть и попросил мужа вызвать врача. Врач посоветовал госпитализировать. И мои сыновья, и мой муж вместе с врачом решили, что меня следует госпитализировать на следующее утро, то есть 12 ноября.

Больница, рекомендованная нашим семейным врачом, была далеко, и кроме Джио не было другой доступной сети. Связь с моей семьей была полностью прервана. Мои сыновья и мой муж находились в постоянном контакте с врачом.

Один из наших ближайших друзей прислал мне ключ Jio, и, ко всеобщей передышке, мы подключились, и стали возможны видеозвонки и Whatsapp.

Я был на кислороде, как только меня приняли. Мне назначили плазменную терапию с последующими 30/40 инъекциями внутривенно и другими частями тела. Мой уровень сахара контролировался инсулином, чтобы продолжались инъекции стероидов. Температура спала, головная боль тоже прошла, но было очень много перепадов настроения. Я громко плакал, иногда кричал на медсестер и дежурного врача. Я не мог понять, что со мной происходит. Мой мозг отключился, позже я узнал, что это называется мозговой туман. О путанице не могло быть и речи, поскольку мыслей не было вовсе. Я чувствовал себя под воздействием наркотиков. Я не мог снять раздражающую кислородную маску, так как задыхался.

Это продолжалось 6 дней. На удивление (к счастью) я не потерял ни запаха, ни вкуса, ни аппетита. Но мой голос был слабым, я не мог говорить. После плазменной терапии наблюдалось стойкое улучшение. В моей комнате был телевизор, но я не мог смотреть новости или свои сериалы, просто мне они больше не нравились. Я мог смотреть только религиозные каналы, играя религиозную музыку. Я пошел в свою комнату, почувствовал себя лучше.

На седьмой день, 18 октября, меня выписали с условием, что я буду находиться на домашнем карантине еще две недели. Да, это было очень необходимо, так как моего мужа и помощника по дому нужно было защитить. Появилась жуткая слабость, небольшая нагрузка, поднялась температура и одышка.

Регулярные проверки уровня кислорода, частоты пульса и температуры необходимо было записывать и отправлять к врачу каждые два часа.

Помимо дыхательных упражнений с респирометром, я начал с пранаямы, секционных дыхательных упражнений под руководством моего кузена и моего учителя Искусства Жизни. Медитация йога-нидры мне очень помогла. Многие из моих близких возносили особые молитвы о моем скорейшем выздоровлении. Поскольку я диабетик и пожилой человек, кажется, что слабость усиливается, а выздоровление идет медленно.

Прошло пять недель, и я почти нормальный. Но это так странно, что сегодня я чувствую себя хорошо, а на днях чувствую слабость и стеснение в груди. Мой голос улучшился, но все еще не вернулся в норму. Я все еще не люблю смотреть свой любимый сериал «Криминальный бензин» или фильмы. Мне осталось еще 15 дней приема лекарств, и все будет в порядке, к концу этого месяца все будет в порядке.

Вы боролись с COVID-19? Мы хотим слышать об этом все. ETimes Lifestyle призывает всех выживших после COVID поделиться своими историями выживания и надежды.
Напишите нам по адресу toi.health1@gmail.com, указав в теме письма «Моя история COVID».
Мы опубликуем ваш опыт.

.

Leave a Comment