Наступление не приносит перемен: Эксперт опасается: «У русских больше ресурсов»

Наступление ничего не меняет
Эксперт опасается: «У россиян больше ресурсов»

Пока Донбасс страдает от непрерывного огня России, Зеленский объявляет о наступлении, чтобы вернуть себе районы на юге. Стратегически это может быть хорошо, но военный эксперт Вольфганг Рихтер сомневается в шансах переломить ситуацию даже с помощью западного оружия.

ntv.de: Есть ли шансы на успех у контрнаступления украинских войск на юге страны?

Вольфганг Рихтер: Украина, видимо, планирует скоро начать такое наступление. Она имеет в своем распоряжении достаточно кадров, но материально все больше зависит от поставок с Запада. Оригинальная советская техника украинских войск сильно пострадала, они понесли большие потери, частично повреждено и отечественное производство, так что оно уже не может восполнить возникшие пробелы. Все надежды на крупное наступление зависят от поставок оружия с Запада, особенно из США.

В то же время президент России Путин заявил, что Украина еще не началась.

Я думаю, что это очень преувеличено. Стратегически активные сухопутные силы Путина полностью перегружены, иначе армии не пришлось бы сейчас прибегать к резервистам. О таких соображениях мы сейчас слышим из России, также от резервных бригад и о плане перевода хотя бы части промышленности на военное производство.

Richter_Wolfgang_presse.jpg

Военный эксперт Вольфганг Рихтер, полковник Бундесвера в отставке, занимается в Stiftung Wissenschaft und Politik, среди прочего, исследованиями отношений между НАТО и Россией.

(Фото: Фонд науки и политики)

Что именно означает «стратегически перегружен»?

У русских в этой войне задействовано около 60 процентов их активных сухопутных войск, но они не могут полностью обнажить протяженные границы России. Есть и другие стратегически важные позиции, от Мурманска до Средней Азии, от Кавказа до Владивостока и Курильских островов.

Похоже, что и российская армия испытывает серьезное давление. Может, неплохое время для наступления?

Конечно, когда придет время, украинцы могут сказать, что сейчас в нашем распоряжении достаточно материалов и личного состава, и мы начинаем крупное наступление. Российские войска занимают южную полосу Украины между Мариуполем и Крымом, т.е. все побережье Азовского моря, а с другой стороны западнее еще одну прибрежную полосу, включающую район вокруг Херсона. Линия фронта в настоящее время проходит между Херсоном и Николаевом, и мы, вероятно, увидим там какие-то тактические изменения: будут фиксироваться локальные успехи и неудачи, здесь будет взят участок земли, а там отдан участок земли. Но общая операционная картина от этого, вероятно, не изменится.

Потому что русские тоже добавляют?

Если Москва мобилизует, призовет резервистов — у них их миллионы — и переведет часть промышленности на военное производство, то русские в итоге смогут создать больше сил, чем украинцы. Уже есть первые признаки этого. Поэтому не стоит обольщаться тем, что Украина выиграет эскалацию доминирования.

Вы также считаете иллюзорной надежду на то, что крупное наступление хотя бы на время даст Украине военное преимущество, которое могло бы значительно улучшить ее положение для возможных переговоров?

Вполне возможно, что такое наступление может развить первоначальный импульс, а также добиться тактических успехов и тем самым, возможно, временно улучшить позицию Украины на переговорах. Но мой взгляд на это довольно скептичен именно потому, что я опасаюсь, что в долгосрочной перспективе у русских будет больше ресурсов. В частности, с точки зрения материалов Россия сможет продвинуть больше, чем может дать Запад.

Ведь украинские войска уже имели возможность использовать систему HIMARS из США для уничтожения складов оружия и горючего весьма целенаправленно. Сколько это оценивается?

Были успехи, потому что HIMARS может просто продолжать стрелять, и это также относится к нашим MARS, которые очень похожи. В конце концов, мы говорим о 10-15 системах с этим более высоким диапазоном. Они лишь соответствуют российским системам дальнего действия, но не компенсируют их численного превосходства. Результатом этого является улучшение, но еще не решающее преимущество, а в лучшем случае патовая ситуация.

Вы только что упомянули материал, который русские и сейчас могут пропихнуть. Но это был бы более старый, неполноценный материал, верно?

Это, конечно, будет более старое оборудование, но в какой-то момент на поле боя большое значение окажет большее количество, а не только лучшее качество отдельных систем вооружения, как учит нас опыт. Вот почему я боюсь, что конфликт перерастет в материальную битву, которая уже не вызовет серьезных оперативных изменений, а принесет только потери.

Но есть ли смысл для Украины сейчас концентрироваться на юге, а не вести проигрышную битву на Донбассе, где у русских есть такие хорошие условия для их тактики? Так что лучше отказаться от частей Донбасса, чем выйти к Черному морю?

Думаю, такой расчет возможен с украинской стороны. В Донбассе русские сосредоточились на том, что у них хорошо получается: сосредоточении большого количества артиллерии в узких местах, чтобы добиться там прорыва за счет местного огневого превосходства. С этим они успешны. Если Украина увидит, что она не может противостоять этому превосходству и надо отдать Донбасс хотя бы по частям, то можно было бы подумать о том, чтобы что-то отыграть, хотя бы на юге, в районе Одессы, чтобы иметь лучшую переговорную позицию. Для меня такой подход был бы более эффективным, чем план сменить основную локацию и отбить каждый метр. Я думаю, это иллюзорно.

Фрауке Нимейер поговорила с Вольфгангом Рихтером

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.