Синдзо Абэ по-прежнему правит Японией, и предстоящие выборы этого не изменят – Будущее социал-демократии

31 октября в Японии будет избрана новая Палата представителей. Скорее всего, правящая Либерально-демократическая партия (ЛДП) удержит свое большинство в основной палате японского парламента, но со значительными потерями. Общественность, похоже, пресытилась правительствами, возглавляемыми ЛДП, в то время как оппозиция консолидируется.

Однако, прежде всего, растет отвращение к продолжающемуся влиянию бывшего многолетнего лидера Синдзо Абэ. Он все еще пытается дергать за ниточки из-за кулис, несмотря на многочисленные скандалы, приведшие к его отставке в 2020 году. В прошлом месяце его преемник Ёсихидэ Суга, который пообещал продолжить политику Абэ, также подал в отставку. Он видел надпись на стене в неумолимо сокращающемся количестве голосований, что, казалось, угрожало шансам на переизбрание, в частности, более молодых кандидатов от ЛДП.

Сначала казалось, что последующее избрание Фумио Кишиды новым лидером ЛДП и премьер-министром вдохнуло новую жизнь в японскую политику. Довольно сдержанный политик и бывший министр иностранных дел, охарактеризованный в англоязычных СМИ как «тихий» в отличие от часто резкого Абэ, во время своей кампании пообещал придерживаться «нового капитализма».

Своим призывом к «росту через перераспределение» он критиковал – относительно явно по японским стандартам – неолиберальную экономическую политику, проводимую ЛДП в течение двадцати лет. Это привело к стагнации доходов и, как и во многих других странах, к углублению социального неравенства. Этим изменением направления он также мог сбить с толку оппозицию. Социал-демократическая конституционно-демократическая партия Японии (CDP), в частности, привязала свои цвета к мачте перераспределения.

Реакционная мертвая хватка ЛДП

Однако довольно скоро Кишиде пришлось грести обратно из этой позиции. В своем состязании за лидерство в партии с более прогрессивным и очень популярным Таро Коно ему пришлось заручиться поддержкой внутрипартийной группировки вокруг Синдзо Абэ. Для Абэ и возглавляемого им реакционного крыла ЛДП либеральные требования Коно, такие как либерализация закона о гражданстве, отказ от ядерной энергетики и право супругов на отдельные фамилии, являются полной анафемой.

Кишида снова сел в поезд Абэномики.

Вместо этого фракция Абэ выступает за возобновление эксплуатации атомных реакторов, а также завода по переработке. И, кроме того, их идеи о семейной политике и национальной идентичности исходят прямо из девятнадцатого века, периода, который они идеализируют как период японского «величия». Для Абэ Кишида кажется более сговорчивым, чем самоуверенный Коно, и поэтому он поддержал его во втором туре выборов руководства.

Кишида выразил благодарность, когда выделил партийные и правительственные должности. Союзник Абэ Акира Амари, активный сторонник ядерной энергетики и бывший министр экономики, вынужденный уйти в отставку после обвинений в коррупции в 2016 году, получил влиятельный пост генерального секретаря ЛДП. Фронт-женщина реакционного крыла партии Санаэ Такаичи, которая выступает за «традиционные» семейные ценности и отвергает свободный выбор супругами фамилии (несмотря на то, что, несмотря на брак с бывшим депутатом Ичитой Ямамото, она продолжала используйте ее девичью фамилию как политик), сейчас она председатель Совета по политическим исследованиям, своего рода центрального комитета по политике партии. Ее симпатии к ультраправым группам и идеям уже бросили на нее тень. Такаичи также претендует на лидерство в партии и отныне будет играть более заметную роль в партии.

Эти встречи уже стоили Кишиде большой популярности. В первых опросах после того, как 4 октября он стал премьер-министром, только около половины опрошенных заявили, что поддерживают кабинет. Это худший результат за более чем два десятилетия – новые правительства обычно переживают период медового месяца при очень благоприятных опросах. Многие считали, что кабинет Кишиды был всего лишь переделкой кабинета Абэ и что никаких новых политических инициатив ожидать не приходится.

Кишиде пришлось не только выполнять свои назначения, но и смягчить свои существенные требования. Из-за поддержки, которую он получил от Эйба, он чувствовал себя вынужденным отреагировать на свою критику политики Абэ, известной несколько нескромно как «абэномика». В своем выступлении перед нижней палатой 8 октября он объяснил, что рост может быть достигнут только путем перераспределения, однако вскоре после этого он вернулся обратно, подчеркнув, что сначала необходимо обеспечить рост, чтобы было что распределить. Короче говоря, Кишида перезагрузил поезд абэномики. В конце концов, «перераспределение через рост» – это сокращение от «просачивания вниз» и приверженности неолиберальной экономической политике; не говоря уже о том, что большинство экономических экспертов теперь считают, что восемь лет абэномики не достигли большинства ее целей и, следовательно, обернулись в целом неудачей.

Почему ЛДП все еще может победить

Тем не менее, есть три основные причины, по которым ЛДП снова лидирует в опросах. Во-первых, повсеместное разочарование в политике, которое привело к резкому падению явки избирателей со времени правления Синдзо Абэ. Если до 2009 года голосовали от 60 до 70 процентов электората, то с 2012 года этот показатель составлял лишь около 50 процентов. Однако это благоприятствует ЛДП из-за ее устойчивой базы избирателей. Оппозиция же, напротив, имеет шанс только в том случае, если ей удастся мобилизовать людей, не участвующих в голосовании, в большом количестве. Это произошло, например, в 2009 году, когда рекордная явка почти в 70 процентов привела Демократическую партию Японии (ДПЯ) к подавляющей победе на выборах.

ЛДП пытается вызвать опасения перед «красной угрозой».

Во-вторых, немногие избиратели доверяют оппозиции эффективное управление Японией. Образ ДПЯ, пострадавшего от тройной катастрофы 2011 года – крупного землетрясения на востоке Японии, цунами и ядерной аварии на Фукусиме, – продолжает омрачать оппозицию. И ЛДП не упускает возможности втирать соль в раны Конституционно-демократической партии Японии (ХДП), партии-преемницы ДПЯ.

В-третьих, ситуация с Covid-19 в Японии в последнее время улучшилась. Хотя, согласно международным опросам, японцам не особенно нравились меры Абэ и Шуги по Covid-19, с сентября количество случаев заражения снижается, и пятая волна, похоже, закончилась. Это ослабило общественное недовольство предыдущими неудачами в сдерживании пандемии и активизации кампании вакцинации, а оппозиции стало труднее заручиться поддержкой.

Лояльная база ЛДП гарантирует, что партия получит большинство из 289 прямых мандатов. Даже если оппозиционные партии получат более высокий процент вторых голосов, чем ЛДП, и получат большую долю из 176 мест, распределенных путем пропорционального представительства, в конце концов ЛДП останется самой сильной партией. Однако, если ему не удастся получить абсолютное большинство в 233 места – что будет означать потерю более 40 мест (в настоящее время 276) – это, вероятно, приведет к еще большим беспорядкам в партии.

Есть искра надежды для оппозиции на уровне округа, на котором распределяются прямые мандаты. В то время как два или даже более кандидата от оппозиционных партий часто соревнуются за один мандат в округах, оставляя кандидата от ЛДП, чтобы забрать приз, на этот раз ПКД и другие оппозиционные партии, включая Коммунистическую партию, согласились выставить совместных кандидатов. . В ответ ЛДП пытается вызвать опасения перед «красной угрозой». Это сотрудничество явно испортило его – как и недавние избирательные кампании в других странах. Но если стратегия оппозиционных партий увенчается успехом, политика в Японии может получить новый импульс.

.

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.