Система здравоохранения России испытывает напряжение из-за возобновления распространения вируса | Национальный

МОСКВА (АП). Когда у Екатерины Кобзевой, медсестры дошкольного учреждения на Урале, начались проблемы с дыханием, она вызвала скорую помощь. Прошло четыре дня, прежде чем ей удалось найти бесплатную больничную койку.

Сначала скорая помощь отвезла ее на сканирование, которое показало повреждение от пневмонии 50% ее легких, что свидетельствует о наличии у нее коронавируса. Затем фельдшеры несколько часов возили ее по городу Пермь и его окрестностям, поскольку семь больниц одна за другой отказывали ей, говоря, что у них нет свободных коек. На рассвете она ушла домой.

Путешествие провело ее через «круги ада», – вспомнила 60-летняя Кобзева в интервью Associated Press по телефону из больницы, где врачи подтвердили, что у нее вирус. Ее приняли туда только через несколько дней после ее первой попытки – и после того, как ее история попала в заголовки местных газет.

Российская система здравоохранения, обширная, но недостаточно финансируемая, в последние недели испытывала значительные трудности, поскольку пандемия снова усиливается, а ежедневные инфекции и смерть от вирусов регулярно бьют рекорды.

По всей стране по состоянию на среду 81% больничных коек, выделенных для пациентов с коронавирусом, были заполнены. На прошлой неделе правительство России трижды сообщало о рекордном количестве ежедневных смертей, а количество новых случаев инфицирования на 100000 человек с 1 октября увеличилось более чем вдвое, с 6 до более чем 15. В целом в России зарегистрировано более 2 миллионов случаев. и более 35 000 смертей, но эксперты говорят, что все цифры во всем мире занижают истинные потери от пандемии.

Сообщения в российских СМИ за последние недели рисуют мрачную картину. Коридоры больниц заполнены пациентами на каталках и даже на полу. Были замечены тела в черных пластиковых пакетах, скапливающиеся на полу морга. Длинные очереди машин скорой помощи ждут в больницах, а аптеки вывешивают таблички с перечнем лекарств, которых у них больше нет.

Российские власти признали наличие проблем в системе здравоохранения. Президент Владимир Путин даже призвал региональных властей не заморачиваться с ситуацией, заявив, что «создавать впечатление, будто все в порядке, абсолютно неприемлемо».

Тем не менее, российские власти продолжают настаивать на отсутствии необходимости в общенациональной изоляции или широкомасштабном закрытии предприятий, вместо этого призывая людей соблюдать меры, предписанные региональными правительствами.

Но в большинстве регионов эти меры не выходят за рамки требований масок, ограничивая часы работы баров и ресторанов, приказывая пожилым людям самоизолироваться, запрещая массовые публичные мероприятия и требуя от работодателей, чтобы некоторые сотрудники работали из дома. Эксперты в области здравоохранения говорят, что этих ходов явно недостаточно.

Фельдшер Дмитрий Серегин говорит, что опыт Кобзевой не является чем-то необычным. В юго-западной Орловской области, где он работает, пациенты могут ждать до 12 часов скорую помощь, а затем могут провести еще пять в поисках больничной койки. Он сказал AP, что тем, кто прибыл, когда других выписывают, повезло, а остальных отправили домой.

В то время как Пермский край, куда Кобзева обратилась за лечением, на прошлой неделе входил в двадцатку из более чем 80 регионов России по количеству новых случаев инфицирования ежедневно, Орловская область заняла где-то среднее. Тем не менее, 95% больничных коек, предназначенных для пациентов с коронавирусом, были заполнены на прошлой неделе, что отражает давление на систему, которая была ослаблена широко критикуемыми реформами, направленными на сокращение государственных расходов.

«Мы наблюдаем просто коллапс системы здравоохранения в регионе», – сказал Серегин. «Это абсолютно не справляется».

Частичная шестинедельная изоляция от коронавируса в марте только усугубила давно назревшее общественное недовольство и без того ослабленной экономикой России. Вскоре после этого Путин делегировал полномочия по наложению ограничений, связанных с вирусами, губернаторам регионов. Критики усмотрели в этом шаге попытку обезопасить себя от новых последствий пандемии.

Во время осеннего возрождения вируса Кремль постоянно указывал пальцем на региональных губернаторов.

«Коллеги, вы получили широкие полномочия по реализации антипандемических мероприятий. И никто не снимал с вас персональную ответственность за принятые меры – очень надеюсь, что они были приняты вовремя », – напомнил на прошлой неделе Путин губернаторам.

Но, как и Кремль, правительства в подавляющем большинстве регионов России не желали закрывать предприятия или вводить ограничения. Единственным исключением стала сибирская республика Бурятия, где на прошлой неделе губернатор области приказал закрыть на две недели кафе, рестораны, бары, торговые центры, кинотеатры, салоны красоты и сауны.

Губернаторы регионов оказались в невозможном положении, пояснил политолог Аббас Галлямов. Они сталкиваются с разочарованием общества, если не вводят жесткие ограничения и вспышка продолжает бушевать, и они сталкиваются с этим, если они это делают, потому что у них нет средств, чтобы облегчить боль закрытия.

«Все финансы давно централизованы, а в регионах нет лишних денег», – сказал Галлямов. «Итак, де-юре руки губернатора развязаны, но де-факто они все еще связаны, потому что у них нет денег, чтобы наложить изоляцию и компенсировать людям их финансовые потери».

Кроме того, Путин настолько централизовал власть, что губернаторы регионов не привыкли действовать независимо, отметила Джуди Твигг, профессор политологии Университета Содружества Вирджинии, специализирующаяся на глобальном здравоохранении.

Между тем, многие российские регионы страдают от растущего потока пациентов.

В Бурятии, сибирской республике, которая ввела самые строгие меры в стране, доктор Татьяна Симбелова сообщила AP, что по мере роста количества пациентов в ее больнице постоянно добавляются койки – «в коридоре, в амбулатории по соседству», но « ситуация, тем не менее, становилась все хуже и хуже ».

Симбелова, главный врач Республиканской инфекционной больницы в Улан-Удэ, и ее коллеги сейчас принимают пациентов, состояние которых было «тяжелым или средней тяжести», и отказывают пациентам с более легкими формами заболевания. На прошлой неделе в городе открылось новое коронавирусное отделение на 180 коек, и она надеется, что это и его закрытие помогут.

Но пока она волнуется.

«Мы идем на такой риск! Сообщая пациентам (с более легкими случаями), что они могут пойти и лечить себя дома, когда они могут прийти через три дня с посиневшими губами, – сказала Симбелова. – Мы очень серьезно задыхаемся ».

.

Leave a Comment