«Скотный двор» на кортах Ролан Гаррос. Не только кофе исключен из турнира. «Те, у кого нет имени, ничего не могут сделать»

По крайней мере, по данным «Марки». Потому что, по словам информаторов испанской газеты, снятие с турнира накануне грозило целым 15 игрокам. Конечно из-за коронавируса. Дело тренера Джумхура Петара Поповича следует считать самым большим скандалом. В течение 35 дней ему сделали 20-25 анализов, и все они были отрицательными. Тем временем в Париже второе исследование показало положительный результат, а это означало, что боснийскому теннисисту не разрешили участвовать в соревнованиях. Он, конечно, был отрицательным. В двух других случаях игроки якобы также были «подстроены» тренерами. Так у них был диагностирован вирус.

Попович признался, что перенес COVID-19 в июле. Он уже говорил об этом с врачом, а позже в интервью «L’Equipe» сказал, что во многих случаях антитела приводят к положительным результатам. Здесь, к сожалению, не повезло. У организаторов было несколько часов, чтобы решить, стоит ли принимать решение о повторном тестировании в такой ситуации. Крайний срок приближался перед фазой игры. В конце концов, они на это не согласились. «Это большой скандал», – сказал Попович французской газете. – Мы, я говорю о теннисистах из других мест и их соратниках, маленькие и слабые, но если бы на нашем месте был Рафаэль Надаль, он не только имел бы право на повторную проверку. Он даже получил бы право на третью! Тренер прогремел.

Но самым интересным было то, что произошло потом. Что ж, журналисты, занимающиеся вопросами здоровья, сказали, что другой теннисист, серб Крстин, которого тоже должны были изолировать, уже находится на … своей родине. Он вернулся домой, потому что французские законы, в отличие от американских, применяемых во время Открытого чемпионата США по теннису, не запрещают такому человеку двигаться. Организаторы обязаны проинформировать авиакомпанию о том, что соответствующее лицо подвержено риску заражения коронавирусом, но не могут заставить его провести 7 дней / 10 дней / 14 дней в карантине во Франции. Поэтому Крстин, который теоретически должен находиться в одиночной камере, незаметно вернулся в Белград на самолете. Перед этим он взял такси до аэропорта Шарля де Голля и прошел все процедуры в аэропорту. А если так – зачем весь этот цирк?

Теннисисты в ярости и по другой причине. Если кто-то жил в комнате со своим «зараженным» тренером, его удаляют из торгового автомата с турнира. Если он не жил и не дал положительного результата теста, он все еще находится в служебной лестнице. Это абсурд, который сейчас звучит из уст многих. С одной стороны, это вопиющая несправедливость, с другой стороны, кажется, что парижский пузырь гораздо более рыхлый и терпимый, чем недавний в Нью-Йорке. Там те, кто связывался с Бенуа Пэром, прямо объяснили, что позже их посадили в тюрьму.

Однако споры и возмущения в Париже огромны. Никто не знает ни дня, ни часа. Катаржина Кава сообщила, что она носит маску и очень тщательно следит за гигиеной. Она в порядке и … она “позитивная”. Интересно, сколько еще таких случаев будет среди теннисистов в ближайшие дни. А кто из-за этого пострадает во Франции, то ему дадут – или не смогут – проверить и пройти второй тест. Какие теннисисты будут равны, а какие будут равны. Как в «Скотной ферме» Оруэлла. Все животные равны, но некоторые животные более равны, чем другие. Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие. Так сейчас выглядит жизнь на профессиональных дворах …

Leave a Comment