Томаш Клус: Я уже знаю, что песня не изменит мир, только человек может

Пилотный сингл – песня Secrets. Что это значит для вас?

На этот раз я высказал мнение людей, понимающих выбор сингла. Я предоставил им запись и сказал, что хочу, чтобы меня научили выбирать сингл. Я так и не придумал алгоритм, по которому они определяются. И я никогда не встречал на свой взгляд.

То, что был выбран Секрет, для меня очень символично. Я рассматриваю новую пластинку как начало новой эры. The Secret возникла как первая песня на альбоме и родилась в то время, когда я думал о завершении моей музыкальной карьеры и о том, чтобы заняться чем-то другим. Это было мое прощание с миром поп-музыки и творческой музыки. Но в конце концов мое желание уйти прошло.

Зачем она вообще приехала?

Долгое время я верил, что песни могут изменить мир, но постепенно я начал понимать, что это невозможно. Песня не может изменить мир, это может быть только человек или вызванная ею ситуация. Вдобавок я был убежден, что точно знаю, как выглядит лучший мир, и хотел изменить его с помощью песен. Однако сегодня то, что должно было стать концом, – это начало нового этапа.

Ты хоть представлял, что бы ты сделал, если бы музыкальная карьера закончилась?

Я думал, что предложу свои услуги рекламному агентству, например, для которого я смогу создать слоганы. Я чувствую, что понимаю язык и могу быть действительным. Мне бы также понравилось преподавать.

Что нового в твоей новой сцене?

Я узнал, что после четырнадцати лет в мейнстриме пора записывать поп-альбом. В то же время, я хочу получать удовольствие от танцев под новые песни спонтанно на моих концертах, потому что я сам, хотя танцую очень плохо, люблю танцевать.

В то же время я понял, что при выражении мнений нужно охранять свою личность. Одно дело – спроецировать их в песни, другое – затмить песни. На концертах я озвучивал свое мнение в микрофон, но не передавал его в руки несогласным со мной. Это было несправедливо.

Так что я отрезвел от некоторых своих взглядов и осознал свою роль, миссию и талант, которые необходимо выполнить. Иначе было бы стыдно за него. И все это украшает тот факт, что мы выбрали продюсером альбома Йирку Буриана, человека, который полностью погружен в музыку и не интересуется ничем другим.

Томас Клус

Фото: Мартин Кубица

Резко ли он вошел в работу над альбомом?

Очень бодро. Я передал ему подготовленный демо-материал, он послушал его, встретился со мной и гитаристом моей группы Йиркой Кучеровски и рассказал нам, что он исправит, закончит или отменит. Мы довольно панки с парнями из группы, но на этот раз мы действовали очень систематично. В конце концов, мне пришлось много поправлять Йирку Буриана и Йирку Кучеровского, когда они начали долгие дебаты о музыке. Однако во время записи альбома я многое узнал о музыке и прослушал несколько отличных песен.

Прежде всего, мы трое очень пересекаемся в том, как мы относимся к музыке и что, по нашему мнению, она может сделать с людьми. Мы сошлись во мнении, что это жизненная необходимость, что это ритуальный ключ к открытию человека. Мы воплотили это знание в песне Далай-ламы Manasarovar, в которой мы пришли в ярость и создали абстрактную музыкальную поверхность, во время которой многие из наших друзей плакали. Музыка может сказать больше тысячи слов.

Почему альбом называется I Feel?

Это название самой важной и сильной для меня песни на альбоме. Чувства – одна из самых важных вещей, которым мы должны научиться как общество, чтобы жить вместе. Но в первую очередь для меня песня – это завершение отношений с отцом. Когда я его написал, я понял, что она грустная и подавленная. Но я не чувствую этих эмоций.

Когда я задумался более глубоко, я понял, что мой отец послал мне сообщение через нее о том, что он чувствовал в своей жизни и почему он ушел. Он был веселым и дружелюбным человеком, но дружбы не чувствовал. Я бы хотел снять клип на эту песню на Копровском штите в Высоких Татрах, где умер мой отец. Это закроет эту главу и в то же время подчеркнет ее, потому что мои отношения с моим отцом, хотя он не был здесь уже двадцать лет, являются одним из столпов моей жизни. Он здесь кристаллизовался, я наконец понял его и определенно простил.

Я думаю, это вообще проблема для детей, потерявших родителей. Они доживают до того, чтобы увидеть некоторые из его историй, или настолько сильно отождествляют себя с ним, что делают то же самое, что и он, повторяют те же ошибки, подпитывают те же страхи. Но в какой-то момент наступает поворотный момент, и он придумал эту песню. Между прочим, одна дама также написала мне, что я хороший за кулисами, потому что дать доске такое имя, которое я считаю сейчас очень смелым. Я уверен, что снова выйду вживую на этом альбоме. Это меня позабавило.

Что объединяет песни в альбоме?

На каждой записи я стараюсь расположить их так, чтобы они хотя бы удаленно создавали историю. В нем он составляет первую половину композиции о моих личных отношениях, о моем саморефлексии по отношению к моему ближайшему окружению, к моей жене и так далее.

Переломный момент наступает в песне Reflexe, поставленной на музыку Франтишека Геллнера. Затем мое внимание переключается на социальные вопросы, такие как ответственность за планету, кризис беженцев и в целом вещи, которые могут нас беспокоить, но мы можем превратить их во что-то, что может принести нам большие положительные результаты. В конце концов, необходимость научиться говорить вместе – лейтмотив нескольких моих последних пластинок.

Вторую половину альбома я осветил самоироничной песней Enlighten. В нем я реагирую на ситуации, с которыми часто сталкиваюсь. У людей много разных мнений обо мне, и они часто удивляются, узнав меня поближе, они обнаруживают, что я не такой глупый, как они думали. Но я их понимаю, потому что сделал много заявлений, которые могли бы обосновать их мнение.

Затем песня «Манасаровар» обращается к моему образцу для подражания Его Святейшеству Далай-ламе XIV, который в своих книгах и деятельности дает ясное видение мира двадцать первого века, с которым я полностью идентифицирую. И последняя песня, Christmas Time, была создана в прошлом году для Городских театров Праги, когда ее не могли сыграть.

Обложка нового альбома Клуса I Feel.

Фотография: Supraphon

На каких концертах вы сыграете новые песни?

Мы хотим предложить настоящее поп-шоу, не обманывая людей своей сильной стороной, а именно взаимодействием и общением с ними. Мы также хотели бы подготовить свето-проекционное шоу с Матяшом Фордой, потому что он в своих лучших проявлениях в мире.

Пока мы не особо много репетировали к концертам, потому что члены моей целевой группы будут играть что угодно и где угодно. На этот раз потребуется много тренировок, которые принесут публике полноценный эстрадный концерт.

Когда вы вернетесь на подиум?

Мы сейчас в осенне-зимней спячке. Мы не решились назначить какие-либо выступления, потому что ситуация неопределенная. Репетируем честно и в марте поедем в тур и окрестим пластинку.

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.