“Lockdown – слово года в мире, в России

Анализируем лексику пандемии вместе с экспертом-филологом

Фото: любезно предоставлено Татьяной Шахматовой.

«Каждый период серьезных поломок приводит к изменению лексики. До пандемии быстротечность жизни была стрессовой, мы постоянно находились в стрессе, и слова-психотравмы актуализировались. А когда случился COVID-19, актуализировалась новая этика, потому что люди оказались «homo confusus» », – говорит Татьяна Шахматова, филолог из Казани, проживающая в Беларуси под влиянием жизненных обстоятельств, в интервью журналу «Реальное время»: кандидат филологических наук, писатель также рассказал о главных словах года «Covid-19», привел жизнеутверждающие белорусские неологизмы и рассказал, как вирус повлиял на новую этику.

«Произошли сильные сдвиги в самовосприятии и в нашем отношении к миру»

Татьяна, как пандемия COVID-19 обогатила русский язык? Насколько сильно распространение новой коронавирусной инфекции повлияло на русский язык?

Пандемия изменила нас в первую очередь. Перед нами стоят новые задачи. Во время карантина мы стали другими и узнали много нового о себе. Произошли очень сильные сдвиги в самовосприятии, в нашем отношении друг к другу и к миру в целом, его нестабильность.

Изменения были просто огромными, в результате появилось большое количество новых слов. Проект «Слово года» показал, что слова «карантин», «самоизоляция», «дистанцирование», конечно, «Covid-19» – в ходу. «Covid-19», как ни странно, так и не стал слово года ни в России, ни в мире. «Изоляция» – это слово года в мире, а в России – «самоизоляция» и «отдаленность». Безусловно, коронавирус стал причиной серьезных изменений, но сами эти изменения в первую очередь связаны с изоляцией, карантином и самоизоляцией. Именно поэтому эти слова вышли на первый план и стали самыми важными.

Почему слово года в России отличается от мирового?

В целом мы совпадаем с мировыми трендами. В английских словарях словом года признано «lockdown», а в нашей стране – «самоизоляция». Мы официально не объявляли карантин, «самоизоляция» – это слово с более расплывчатым значением, поскольку, по сути, наша изоляция сама по себе не совсем европейская изоляция. Но в целом эти слова синонимичны. В обоих случаях важен процесс сидения дома. Мы также совпадаем в словах «Covid-19», «коронавирус», «расстояние», «дистанцирование». Некоторые различия в основных словах года связаны с разными социально-политическими обстоятельствами, в которых происходила наша изоляция. В английском языке есть такие слова, как отпуск – вынужденный неоплачиваемый отпуск, ключевой работник – сотрудник жизненно важной для функционирования общества специальности.В России на первый план вышли слова «Конституция», «поправки», «обнуление», потому что мы были вовлечены в эти процессы.

Слова года, как правило, точно отражают текущую повестку дня – все, что связано с эпидемией, новыми условиями работы и обучения (удаленный, Zoom, Zoom-конференция, Zoom-бомбардировка – попытка ради смеха вторгнуться в чужую конференцию или даже мошеннические действия).

Были активированы такие слова, как «вакцина», «маска», «перчатки», «симптом», «инфекция», «пульсоксиметр». Обратной тенденцией повышенного интереса к медицинским темам было, конечно, отрицание Covid-19, а затем появились неологизмы, такие как «ковидиот» и «Covid-19-диссиденты».

Фото: Ринат Назметдинов

Безусловно, коронавирус стал причиной серьезных изменений, но сами эти изменения в первую очередь связаны с изоляцией, карантином и самоизоляцией. Вот почему эти слова вышли на первый план и стали важнейшими

«Неологизмы, основанные на языковой игре, из России подтверждают нашу иронию по отношению абсолютно ко всему»

На ваш взгляд, неологизмы «Covid-19» надолго останутся в речи или они исчезнут, как только пандемия утихнет?

Понятно, что как только пандемия утихнет, в первую очередь уйдет медицинская тема. Мы перестанем использовать маски, это слово выйдет из нашего словарного запаса и перестанет быть столь актуальным. Это ненормально, что мы стали употреблять слово «пульсоксиметр» в повседневной речи. Когда, не дай бог, а я надеюсь, что это произойдет очень скоро, вакцина действительно заработает, сформируется коллективный иммунитет и мы вернемся к более-менее нормальной жизни, слова из медицинского лексикона уйдут от нас.

Другое дело, что есть слова, описывающие реалии удаленной работы, новый опыт преподавания, получение знаний, ведение бизнеса, переговоры – удаленная, удаленная работа и все, что с ними связано. До того, как появились развлечения – зум-вечеринки, а моя пенсионерка, например, участвовала в онлайн-марафонах по садоводству (!), Она была очень рада, и теперь «прямую трансляцию» связывает не с ТВ-форматом, а с Instagram . Стоит поговорить о работающих людях и студентах, для многих из которых сетевая реальность заменила реальность офиса, школы, университета.

Нет никакой гарантии, что, вернувшись к нормальной жизни, мы полностью исключим эти форматы взаимодействия из своей практики. Я даже уверен, что мы их досконально освоили. Просто потому, что это удобно – например, доставка, бесконтактные способы получения различных товаров и услуг. Возможно, такие слова, как «удаленный», «зум-конференции», будут актуализироваться и приобретать новые значения в формате интернет-коммуникаций.

Были ли в вашей памяти события, которые так же изменили лексикон, как пандемия COVID-19?

Если говорить о России, то после распада СССР наш словарный запас сильно изменился. Наши реалии и словарный запас полностью изменились. Советский лексикон почти полностью исчез к 90-м годам – ​​все эти «партийные ячейки» и «партийные собрания», «социалистическое соревнование», «колхоз», «госплан» превратились в историзмы. На смену всему этому пришли «новые русские», «новые экономические отношения», «рыночная экономика» и «перестройка» – «свободная рыночная конкуренция».

Это был шквал новых слов, идей, совершенно новый вектор развития литературы. Каждый период серьезного упадка приводит к изменению лексики.

Фото: wikipedia.org

Если говорить о России, то после распада СССР наш словарный запас сильно изменился. Наши реалии и словарный запас полностью изменились

«Когда случился COVID-19, была актуализирована новая этика»

Какие интересные тенденции вы могли бы выделить?

Недавно я просмотрел свои статьи о словах года прошлых лет. В результате был найден очень интересный момент. В 2016 году «постправда» была выбрана медийным словом года (обстоятельства, при которых объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем апелляция к эмоциям и личным убеждениям). В 2017 году преобладало слово «фейковые новости». А 2019 год дал нам слово «пост-ирония» (сатирическая техника, в которой искренность становится трудно отличить от иронии). Это когда люди настолько увлекаются постмодернистскими кодами, что, когда мы получаем некоторую информацию, мы не можем сказать, шутка это или серьезная.

Когда я посмотрел, какие слова будут всплывать вместе с пеной Интернета в 2020 году, я обнаружил очень интересную тенденцию. В 2020 году было опубликовано множество статей на тему, как отличить фейковые новости от настоящих. Более того, есть даже мануалы по этой теме. Это говорит о том, что если в 2017 году слово «фейковые новости» было для нас новым и пугающим, то к 2020 году мы к нему привыкли, и такие новости стали частью нашей реальности. Мы научились жить с ними, но, конечно, не всегда легко отделить одно от другого. Наверное, каждый более или менее образованный и вменяемый потребитель современных медиа скажет, что фейк не имеет продолжения и также оперирует эмоциями, а не фактами.

Оказывается, в нашу жизнь вошли слова, которые до недавнего времени были для нас неологизмами – «постправда», «фейковые новости», «постирония», мы к ним привыкли, и, наверное, сейчас наступает новая эра. Мы привыкли к странным новостям, научились жить с ними, привыкли к абсурдным поворотам, совмещать то, что нельзя комбинировать, научились жить в мире, который прошел через «фазовый сдвиг», явно существует потребность в каком-то новое слово для состояния людей, приспособленных к абсурду. Литературные критики называют этого персонажа героем почты.

Есть еще один интересный момент, связанный с актуализацией словосочетания «новая этика» из-за растерянности человека перед лицом новых условий. Известный лингвист и нейрофизиолог Татьяна Черниговская еще на заре пандемии использовала очень удачное выражение – Homo Confusus. Он очень хорошо описывает состояние, которое выпало на нас в связи с пандемией. Мир и без того был нестабильным и постоянно сбивался с проторенной дорожки. И пандемия в итоге вытолкнула нас в чистое поле. Весь ужас новой эры информации, новых способов социального регулирования, которые стимулировал COVID-19, вынуждая нас переходить на компьютеры и переносить нашу жизнь в социальные сети, выражается в новой этике. Значение этой фразы до сих пор обсуждается. Мы все еще не можем в принципе определить, является ли это новейшей этикой или этика все еще старая. Такая неуловимая концепция.

Новая этика возникла не на пустом месте. В 2017-2019 годах на первый план вышли слова, значения которых связаны с психотравмами и психологической защитой. Например, в 2018 году очень популярным было слово «токсичный». Слова «газлайтинг» (от английского названия спектакля «Газлайт» – форма психологического насилия и социального паразитизма, задача которого – заставить человека страдать и сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности), « запуск »- щелкнуть по какой-либо эмоции, чтобы человек взорвался,« ненависть »,« школьные издевательства »,« личные границы ».

Это определенно тенденция, которая говорит о том, насколько важной стала эмоциональная чувствительность. Мы двигались внутрь, внутрь себя.

Фото newizv.ru

С одной стороны, мы хотим быть более гибкими и мягкими, есть движения вроде Me Too, но с другой стороны, этот процесс приводит к публичным преследованиям, преследованиям за слова, какой-то откровенной чуши.

В 2020 году все это тоже остается актуальным и даже получает продолжение. Но параллельно с этой тенденцией есть еще одна, где ключевая роль в идее этики – что правильно, кто прав. Новая этика – это всего лишь попытка взглянуть на нас со стороны, что этично, а что не этично, что правильно, а что нет. Пока шаги в этом направлении, скажем так, довольно хаотичны. С одной стороны, мы хотим быть более гибкими и мягкими, есть движения вроде Me Too (хэштег, который мгновенно распространился в социальных сетях в октябре 2017 года, подчеркивая осуждение сексуального насилия и домогательств), но с другой стороны, это процесс приводит к публичным оскорблениям, оскорблениям за слова или откровенной чуши. Можно вспомнить недавний случай с Дж. К. Роулинг, когда непонятно, почему человека исключают из фильмов по собственному сценарию, перестают подписывать с ней контракты и так далее.

Кристина Иванова


Leave a Comment