Пять ключевых моментов из доклада ООН о нарушениях прав человека в Синьцзяне | уйгуры

Китай совершил «серьезные нарушения прав человека» в отношении уйгурских мусульман в Синьцзян провинцию, которая может быть приравнена к преступлениям против человечности, заявила уходящий комиссар ООН по правам человека в долгожданном и изобличающий отчет.

Преступления против человечности

В верхней строке отчета Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) говорится, что офис комиссара обнаружил достоверные доказательства пыток и других нарушений прав человека, которые, вероятно, являются «преступлениями против человечности».

В отчет включены утверждения о том, что людей привязывали руками и ногами к «креслу-тигру» и избивали, женщин изнасиловали, а других держали в длительном одиночном заключении. Других, по-видимому, пытали водой, поскольку в отчете описывалось, что людей «подвергали допросу, поливая им лицо водой».

Правозащитные организации, такие как Human Rights Watch также определили что преступления против человечности совершаются против уйгуров и других тюркских мусульманских меньшинств в Синьцзяне. ООН не назвала это геноцидом, как это сделали правительство США и другие.

Антиэкстремизм

В отчете резко критиковалась антиэкстремистская доктрина китайского правительства, которая лежит в основе репрессий. В нем говорится, что законы и правила были расплывчатыми и нечеткими, открытыми для индивидуальной интерпретации и стирали грань между признаками беспокойства и предполагаемой преступностью. Обе категории также содержали большое количество доброкачественных действий, классифицируемых как экстремизм, несмотря на то, что они не имели к нему никакого отношения, например, ношение бороды или учетная запись в социальных сетях.

Такие индикаторы могут быть просто «проявлением личного выбора в практике исламских религиозных убеждений и/или законным выражением мнения», говорится в нем.

Обвинения в экстремизме могут привести к тому, что люди будут направляться в места содержания под стражей на нескольких этапах следственного процесса полицией, прокуратурой или судом.

Произвольное задержание

В отчете отмечается, что существовала острая опасность произвольного задержания и что «было разумным сделать вывод о том, что система широкомасштабных произвольных задержаний имела место в [vocational education and training centre] объектов, по крайней мере, в течение 2017–2019 годов». Он опроверг заявления Пекина о том, что объекты были школами или учебными центрами, куда участники могли свободно приходить и уходить. В отчете говорится, что такое «помещение» равносильно лишению свободы.

«Лишение свободы имеет место, когда человека удерживают без его или ее согласия», — говорится в нем.

«Последовательные отчеты, полученные УВКПЧ, однако, указывают на отсутствие свободного и осознанного согласия на помещение в центры; что человек, находящийся в таком усиленно охраняемом центре, не может уйти по своей воле».

Две трети бывших задержанных, опрошенных УВКПЧ, сообщили, что подвергались обращению, которое можно было бы приравнять к пыткам или другим формам жестокого обращения.

Принудительный труд

В отчете также опровергается отказ Китая от обвинений в принудительном труде, считая их дискриминационными по своему характеру или последствиям и содержащими элементы принуждения. В нем говорится, что трудовые схемы были тесно связаны с рамками борьбы с экстремизмом и произвольными задержаниями, что «вызывает озабоченность с точки зрения того, в какой степени такие программы могут быть полностью добровольными».

Принудительное лечение и сексуальное насилие

Задержанных также заставляли принимать лекарства или уколы без объяснения причин. Он отметил постоянные заявления о сексуальном насилии и насилии в учреждениях, а также опровержения правительства, которые часто использовали «личные или гендерные нападки» на женщин, сообщающих об обвинениях.

В отчете также говорится, что китайское правительство установило «четкую связь между частотой рождения детей и религиозным «экстремизмом»». В нем говорится, что были «достоверные признаки нарушений репродуктивных прав в результате принудительного применения политики планирования семьи», включая утверждения о принудительных абортах, контрацепции и стерилизации. Он отметил, что уровень стерилизации в Синьцзяне составляет 243 процедуры на каждые 100 000 жителей по сравнению со средним показателем по стране 32.

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.